13 апр
2015
13:10
пн
Владимир КОЧИН – снайпер, бомбардир, наставник, «легенда», юбиляр!
Пресс-служба ХК «Северсталь»

12 апреля свой полувековой юбилей отмечает один из лучших игроков в истории череповецкого хоккея, легендарный форвард «Металлурга» и «Северстали», а сейчас – тренер СДЮСШ «Северсталь» Владимир КОЧИН.

 

Владимир Кочин – один из лучших нападающих в истории череповецкого хоккея. Отыграл за «Металлург»/«Северсталь» 18 сезонов. Забросил более 300 шайб в ворота соперников череповецкой команды. Завоевал «бронзу» чемпионата России в сезоне 2000/01. По завершении карьеры игрока стал тренером в детской хоккейной школе «Северсталь». В числе его воспитанников – один из самых талантливых молодых игроков страны, обладатель «бронзы» и «серебра» молодежных чемпионатов мира Павел Бучневич.

Сегодня Владимиру Кочину исполнилось 50 лет.

 

 

 

Я – за то, чтобы Кубок Гагарина взял СКА.

 

- Владимир, следите ли за последними хоккейными событиями? Какие впечатления остались от «мега-противостояния» между СКА и ЦСКА?

- Конечно же, смотрел эти матчи. Нормально команды играли. Очень качественный хороший хоккей показали.

 

- А за кого, если не секрет, болели?

- За СКА. Во-первых, «рулевой» московских армейцев Квартальнов-старший, еще будучи игроком, не очень хорошо со мной обошелся. Черенком клюшки так врезал мне в глаз, что я потом месяца три пролежал в больнице – операция была, потом сто с чем-то уколов. Серьезное было повреждение – отслоение сетчатки, контузия глаза, кровоизлияние. Так что какое-то время вообще ничего не видел поврежденным глазом.

А, во-вторых, в питерском клубе все-таки играют трое наших череповецких ребят – больше, чем в ЦСКА. Так что и в финале с «Ак Барсом» тоже буду болеть за СКА, и за наших череповецких воспитанников в его составе.

 

- Глядя со стороны, сильно ли изменился хоккей с того времени, как сами выходили на лед?

- Да я бы так не сказал… Особенно ничем не изменился. Быть может, благодаря тому, что клюшки другие стали, бросать стали посильнее. А так… Как раньше бегали 400-метровку за 55-60 секунд, так и сейчас бегают. Каких-то разительных перемен не случилось.

 

 

Пока играли вместе с Петровым – человек 300 партнеров поменялось.

 

- Как сами попали в хоккей?

- Да в восемь лет батя привел в «Алмаз». Как раз первый набор был. Нужно было один круг прокатиться лицом, а потом еще один – спиной вперед. То есть, кататься уже нужно было уметь. Я попал в группу к Борису Николаевичу Середкину.

Уже потом в 6-м или 7-м классе оказался у Дубровина Вячеслава Викторовича в спецклассе. Нас было три десятка человек, занимались в 12-й школе. Там плотнее познакомился и с Игорем Петровым, и с Игорем Старковским – своими будущими партнерами по тройке нападения.

 

- А отец сам был как-то связан со спортом?

- В хоккей-то он не играл. А вообще, на металлургическом комбинате, где отец работал, отношение к спорту всегда было хорошим. Так что, в волейбол играл, на лыжах бегал – к спорту имел довольно близкое отношение.

 

- Сразу определилось игровое амплуа – нападающий, бомбардир?

- Ну, вообще, я всегда довольно часто забивал. Это с детства. Помню, был какой-то юношеский турнир, идут последние минуты матча, а у нас с соперником поровну очков. Выходим вместе с партнером Андреем Бушковым к чужим воротам – я ему не отдаю, а он мне. Оба непременно сами забить хотим…

Тогда турниров было не так много, как сейчас. Играли на первенство Союза – команд 16-17 было. Москва, Киев, Харьков, Минск, мы. Как-то проявить себя было не так легко.

 

- В команду мастеров череповецкого «Металлурга» попали легко или пришлось ждать своего часа?

- И я, и Петров, и Старковский попали в команду, когда нам было всего по 17 лет. Сразу всех троих взяли. На моем месте сначала Коля Середкин был, потом меня поставили. Так я сразу же гол забил – и все, Владимир Андреевич Голев решил, что мы в команде.

Нам, когда уже по 18 исполнилось, многое удавалось. Едва ли не в каждом матче забрасывали. Даже отношение было особенное. Как-то даже был случай, добирались из Москвы в Череповец. Билетов на самолет было мало. Так мы молодые в итоге на самолете летели, а ветеранам пришлось поездом ехать.

 

- Голев был жестким тренером?

- Мне трудно судить. Но вообще, дисциплину всегда очень жестко налаживал. И, если что-то обещал в плане материальных благ, то всегда выполнял.

 

- А «спартанские» упражнения а-ля Тарасов практиковались?

- Вот я этого, к счастью, не застал. А так, было – на базе в Торово вся команда речку переплывала. Владимир Трунов вообще в свинцовом поясе – мол, для себя. Но меня эта участь миновала.

 

- 18 сезонов в составе череповецкого клуба. Практически половина «сознательной» жизни. Замечали, как проходили переходы из одного статуса в другой: новичок – основной игрок – лидер – ветеран? Все происходило плавно или не совсем?

- Да, сами эти переходы были не так уж и заметны. Заметнее было, когда тренеры менялись – Голев, Данилов, снова Голев, Киселев. Соловьев. Ну и партнеры по команде тоже, соответственно, менялись иногда с калейдоскопической быстротой. Мы как-то с Игорем Петровым сели, подсчитали и выяснили, что буквально за пять лет у нас человек 300 поменялось.

 

- С Петровым чаще играли в одном звене или в разных?

- Наверное, все же вместе, как правило, играли. Третьим же у нас чаще всего был Игорь Старковский. А так, очень много кого пробовали тренеры в нашу с Петровым связку.

 

 

Однажды Юдина одним ударом «вырубил».

 

- Сложно было перестраиваться, когда в 1992-м году «Северсталь» впервые в своей истории попала в компанию лучших команд страны, начав выступление в Межконтинентальной хоккейной лиге?

- Скажу честно, как-то этот наш «переезд этажом выше» в памяти не отложился. Хотя, конечно, хотелось попробовать себя на самом высоком уровне. Во второй лиге поиграли, в первой тоже – пора было и на самый верх. Но какого-то особенного трепета, волнения не было. Достаточно спокойно почувствовали себя своими в МХЛ.

 

 

- А какой-то из своих многочисленных голов смогли бы выделить?

- Самый последний, наверное, больше и запомнился. В сезоне 2000/01. С московским «Динамо» играли. Я тогда по ходу встречи в двух звеньях выходил. Получил пас с ходу – и бросил в «девятку». Увы, но после той встречи я за «Северсталь» так уже и не сыграл. Посадили плотно на «лавку», так что пришлось заканчивать.

 

- Символическая сборная от Владимира Кочина – из тех, с кем вместе выходил на лед…

- Ну, в нападении понятно – Старковский, Петров и я. В обороне Валерий Фаличев и Анатолий Семенов, щелчок у него был убойный. А в воротах – Юрий Никитин, который из Саратова к нам пришел.

 

 

- А кого можно было бы назвать «душой компании», главным заводилой?

- Так, навскидку, даже трудно сказать. Но, наверное, Серега Бердников такими качествами всегда отличался. Чего только не придумывал! В Финляндии на сборах рыбу только что пойманную из озера ел сырую. В Хабаровске из-за смены часовых поясов никак заснуть никто не мог - пошли в местный ресторан, а там он уже на сцене с микрофоном выступает… Много всего было интересного.

 

- К вам, как к лидеру команды, снайперу, бомбардиру соперники относились по-особенному? Пытались воздействовать физически, спровоцировать, вовлечь в драку?

- По большому счету, такого не было. Вот, помню, с нашим самым знаменитым русским тафгаем Сашей Юдиным как-то подрались. У меня, главное, еще до начала матча была такая мысль – а не схлестнуться ли с ним? И в игре все так и вышло. Он на меня что-то начал наезжать, рукой махнул, а я увернулся и ответным ударом его срубил. Правда, так с одного удара все и вышло. У моего дядьки даже где-то старая программка есть, там прямо так и написано: «Кочин свалил Юдина, как молодого бычка» (смеется).

 

 

- В целом своей игроцкой карьерой остались довольны? Или чего-то, может, не хватило?

- Да, хорошо все – доволен. Ну, в сборной бы, может, хотелось поиграть побольше. А то только раз сыграл на турнире «Известий» у Михайлова. Вроде, неплохо – три забил, одну отдал. Но больше не приглашали.

 

- Под конец карьеры чувствовали себя «легендой череповецкого хоккея»?

- Нет, конечно. Эти все эпитеты на телевидении потом появились. А в те времена телевидения еще особо не было, все было спокойнее.

Хотя было такое, что по городу невозможно ходить. Прохожие непременно узнавали, здоровались, про хоккей заговаривали. Когда завершил карьеру игрока, то думал – ну вот, скоро это закончится. Но нет – до сих пор достаточно часто узнают, останавливают, что-то спрашивают.

 

 

Паша Бучневич сразу выделялся. Мог один всю команду обыграть.

 

- Как пришло решение, закончив карьеру игрока, стать тренером в детской школе?

- Да, как-то и выбора большого не было. В руководстве клуба мне предложили либо детским тренером, либо массажистом. Что-то не захотелось мне идти своим вчерашним молодым партнерам ноги мять…

Так что ребят 1994 года рождения я и сам набирал, и сам же потом тренировал. Так и началась тренерская карьера.

 

- Что, на ваш взгляд, важнее для ребят в самые первые годы занятий хоккеем – получать удовольствие от игры или же с малых лет учиться напряженно работать?

- Конечно же, удовольствие получать! Мы даже сейчас на стадионе бегаем, пацаны и то удовольствие получают. Вчера один бежал, споткнулся, упал прямо в лужу – но смеется, потому что весело, нет никакого напряжения. Все должно быть в удовольствие.

Вот мы недавно в Питер приезжали – они там командой 2007-го года рождения уже наигрывают выходы два в одного, отрабатывают борьбу каждый с каждым. Бред какой-то! Если сравнивать с обычной школой, то в первом классе проходят то, что нужно изучать в десятом.

Я своим ребятам, пока маленькие, говорю – получил шайбу, чувствуешь силы, так иди – обыгрывай всех. Импровизируй!

 

- Но многие говорят, что нужно приучать давать результат.

- Какой в этом возрасте результат?! Если их сразу начинать гнобить, то ребята просто не раскроются, будут бояться что-либо сделать, придумать. И ничему уже не научишь потом. Будут делать только то, что им скажут, без всякой выдумки. Вырастут роботы.

 

- Ваш самый известный на сегодняшний день воспитанник Павел Бучневич сразу выделялся среди сверстников?

- Паша, был младше на год большинства ребят из нашего набора. Когда играли в футбол, против него вообще человек десять можно было ставить – всех обведет. Возможно, отцовские гены сказывались.

Любимчиком я его не делал – таких вообще никогда не было. Но талант был виден сразу. Он интуитивно делал такие вещи, которые ему по возрасту были еще «не положены». Всего пару лет занимались, а он уже кричит партнерам «подстрахуй» или «останься». Мы в то время этого еще «не проходили», а он уже читал игру. Я понимал, что ему интереснее играть с партнерами постарше, которые могут и вовремя открыться, и пас отдать. А сверстниками Паша с малолетства руководил.

 

- А с его непростым характером как справлялись?

- По характеру он был вне конкуренции (улыбается)… Одно время постоянно опаздывал. Причем жил на Парковой – тут добираться-то всего ничего. Часто с чем-то не соглашался. Мне его отец Андрей даже как-то дал разрешение применять к Паше физическую силу. Но, разумеется, до этого дело не доходило.

Историй с Бучневичем было множество. В Колпино сели в автобус после матча, чтобы в другой город ехать. А Паши нет. Вдруг, выходит с медиками, весь перебинтованный, с лангеткой на руке. Мол, все болит, нужно срочно к врачу. Поехали – два часа просидели у доктора, тот наложил тугую повязку, сказал не играть 10 дней. Пока ехали до Питера, Паша спросил – а что, я играть завтра не буду? Я ему – конечно, теперь не будешь. Едва доехали – у Паши уже все прошло.

В Воркуте, куда мы ездили вместе с его отцом Андреем, возвращаемся в гостиницу, а рядом стоит карета «Скорой помощи». Оказывается, у Паши живот прихватило, и он тут же сориентировался – сам вызвал себе «подмогу».

Или же – в одном из матчей в Петергофе. Я стою на скамейке и про себя считаю, скольких соперников обыграет Паша. А он, видать, тоже считает. И вот, обыгрывает одного, второго, третьего, четвертого, пятого, шестого. Я понимаю, что что-то не так. И он останавливается и кричит судье – их же шестеро на площадке! Нарушение численного состава! А я ему – Паша, беги к воротам, ты уже один перед вратарем остался, забивай! Сейчас уже даже не помню – забил или нет.

 

- А как ваше мнение, в НХЛ, в Нью-Йорк, где Павел на драфте, ему уже пора собираться или рановато?

- Определенно, рано. Я и с его отцом об этом буквально вчера говорил. Там, в принципе, не его игра, не его стиль. Несколько позже можно съездить – попробовать свои силы, но не в 20 лет. Вон, друг Паши Валера Ничушкин поехал, его там быстро сломали – практически весь сезон не играл. Там не будут смотреть, что ты молодой. А еще, вдобавок, и иностранец – вдвойне прессовать начнут. Чужих нигде не любят.

Я думаю, что Бучневичу еще было бы неплохо поиграть за «Северсталь». Только лучше бы использовали его как центра – он ведь всю жизнь на этой позиции играл. Обязательно поговорю об этом с Игорем Зиноновичем.

 

- На сегодняшний день у вас был один выпуск в хоккейной школе. Какие чувства испытали? Следите ли за своими ребятами?

- Ну, нормальные чувства. Сентиментально, конечно, слегка. Мы в ресторане вместе с родителями посидели. Ребята кидали меня под потолок, чуть не убили (смеется).

За их дальнейшей жизнью, конечно, по мере сил слежу. Один, вот уже женился на девушке из «города невест» Иваново. Сейчас в Вологде живут.

 

- А в нынешней команде 2007 года рождения есть потенциальные «звездочки», «новые Бучневичи»?

- Мы уже три года занимаемся. Сейчас кажется, что много потенциально сильных игроков. Но, ведь, как бывает – кто-то, вдруг, «увядает», кто-то, наоборот, «выстреливает». Со временем станет ясно. Но, повторюсь, есть очень перспективные ребята в этом возрасте.

 

 

Сейчас главное – работать, и ждать плодов своей работы.

 

- Наверняка, в нынешнем сезоне внимательно следили за игрой главной «Северстали». Кто (помимо Бучневича) привлек внимание?

- Павел Чернов по-настоящему раскрылся. Дмитрий Кагарлицкий – просто молодец! Думаю, что у этих игроков есть все шансы стать настоящими лидерами клуба и попробовать проявить себя в сборной страны.

 

- Пятьдесят лет – по тренерским меркам совсем молодой возраст. Есть ли амбиции поработать со взрослыми командами?

- Интересно, конечно, было бы попробовать. Но пока мысли – о своих ребятах.

 

- Сыновья Олег и Константин связаны с хоккеем?

- Сейчас уже практически нет. Олег, вот, судит матчи. А Костя года три-четыре, как закончил играть.

 

- Дедушкой-то еще не сделали?

- Пока нет, вроде, этого в ближайших планах не намечалось (смеется).

 

- Существуют ли какие-то увлечения помимо хоккея?

- Раньше много что коллекционировал. Сейчас интерес несколько остыл. Коллекцию клюшек практически всю раздал. Шайбы тоже собирал, но при переезде, как положил их в сумку, так и разобрать до сих пор не могу. Паша, вот, правда, новые привез, так что нужно в ближайшее время выкроить время и заняться.

 

- Есть ли какая-то цель, быть может, мечта на ближайшее будущее?

- Цель сейчас простая – чтобы из этих пацанов, что у меня сейчас тренируются, лет через десять кто-нибудь по-настоящему заиграл. Ну и чтобы Паша Бучневич завоевывал как можно больше самых разных призов и медалей. Будем ждать плодов своей работы.

 

 

Хоккейный клуб «Северсталь» поздравляет Владимира Кочина с юбилеем! Желаем крепкого здоровья, жизненного оптимизма и плодотворной работы на благо череповецкого хоккея!