28 июн
2016
23:17
вт
Джентльмен в четвертом поколении
Ростислав Мухарев перед тем как отправиться из Череповца в новый клуб, рассказал свою вратарскую историю.
 
 
- Ростислав, поздравляю с новым клубом. Что хотел бы сказать, покидая эту школу?
- Спасибо. Возможность этого перехода - в питерское "Динамо" - впервые появилась еще в феврале. В тот момент у них остался один вратарь. Моя кандидатура была основной. Думаю, потому что по статистике я лидер.
Возможно отец, который тогда работал в "Динамо", поспособствовал появлению этого предложения. Сам я не искал вариантов поменять команду. Даже сейчас не особо хочется уезжать. Решение принимал долго. Череповец для меня родной, очень нравится здесь. Благодарен за работу со мной Сергею Валентиновичу Гудкову, Ивану Владимировичу Николаеву, Андрею Николаевичу Хабарову. Вместе искали дополнительный лед, отрабатывали игровые ситуации, броски на протяжении всего сезона.

- Предполагал, что могут вот так оценить статистику?
- Нет. Стараюсь на нее не смотреть. Как говорил мой отец, статистика это не показатель. В этом я с ним в принципе согласен. Думаю, многие тренеры здесь так же разделяют это мнение. Значит, оценили по другим критериям. Меня на самом деле очень часто критиковали за мою игру, за технику. «Много разговоров, много ошибок, корявый». Я знаю свои слабые стороны и стараюсь компенсировать их другим.

- Чем же можно компенсировать твои недостатки?
- Нестандартное, быстрое мышление - это главный козырь. Если вратарь так мыслит, то от него можно ожидать чего угодно во время игры, он способен принимать решения быстрее, думать о возможностях развития игры, понять, куда игрок поедет, и что с ним сделать ещё до того, как тот сам увидит шайбу. Такой вратарь будет эффективнее, чем тот, кто владеет только правильными движениям, перемещениями. Хотя, безусловно, все нужно развивать, потому что ошибки вратаря могут дорого стоить команде и отвечать за них только ему самому.

- Очень обидно, когда ошибки случаются?
- Стараюсь не концентрироваться на неудачах. Разбираю ситуацию, работаю над собой. В этом сезоне и парочка курьёзных шайб была. Например, когда со львами в последней своей игре отдал пас чужому. Потом пересматривал на видео и не понимал как это вышло.

- Неправильное решение или движение?
- И решение, и движение. Вообще день тогда какой-то странный, неудачный был.

- Как бороться с такими неудачами?
- Пересматриваю игры, раскладываю каждый момент по кусочкам. Не я один так все анализирую. Знаю, что в 2000-м, 2001-м году многие так делают. В 99 тоже работали с видео. Особенно вратари. Вид сверху очень помогает понять ошибки. Еще фотографии. Они тоже важны и подходят не только для заполнения профилей в соцсетях. С их помощью я корректировал вратарскую стойку. Фотографии показывают, что происходит в отдельные моменты. Положение клюшки, головы, как руки развёрнуты. Если игрок правильно пользуется материалами, которые есть, то сможет найти способ стать лучше.

- У вратарей особое мышление, очень внимательное отношение ко всему. Чем еще вы отличаетесь?
- У нас отлично развито периферическое зрение.

- Насколько? Фотографа за воротами видишь?
- Да. Даже улыбаюсь специально. В саму камеру не смотрю, но вижу, что меня фотографируют и улыбаюсь.

- Обычно говорят «Я весь в игре. Чисто случайно вышло, что я смотрю в кадр. Никогда не смотрю на трибуну. Вообще никуда кроме льда».
- Всегда смотрю на трибуну. Иногда даже разговариваю с теми, кто там. Камеру тоже всегда вижу.

- Ты почти всегда с улыбкой, но к работе отношение очень серьезное. Всегда хотел стать вратарем?
- «Улыбаешься ты - улыбаются тебе». Так привык. Остальное семейная традиция. Я из вратарской династии. У меня дед был вратарем. Отец тоже играл в воротах, а потом был тренером вратарей в нашей школе и в Динамо. Брат тоже вратарь. Поэтому я всегда знал, что буду вратарем. С двух с половиной лет бегал по «Алмазу» и целыми днями.

- Получается что, «Алмаз» твой дом. И скорее всего, как только можно было, сразу на лед поставили?
- Да. У меня хоккейный «стаж» идет с трех лет. Запомнилось, как Сергей Юрьевич Соловьев учил тогда меня тормозить. Начинал выходить на лед я с ним, но первым моим тренером все же считается Сергей Александрович Сучков.

- Ты никогда не хотел быть полевым игроком?
- Нет. Было в детстве, что хотел стать судьей. Сейчас начинаю задумываться о тренерской карьере.
У меня видно на генном уровне быть тренером. Мама - учитель, папа - тренер. По сути это очень похожие профессии.

- В таком случае с кем бы хотел работать? Вратарями или с целой командой?
- С командой. И конечно же уделял бы внимание работе с вратарями. По себе знаю, как это, когда нет контакта тренера команды с вратарями. Это очень тяжело. Нужно самому принимать все решения, по которым хотелось бы получить совет. Бывает, что возникают сомнения потянуть время или наоборот не зажимать шайбу, подбодрить команду или наоборот дать успокоиться.
Самостоятельность - это хорошо. Но совет со стороны, от того, у кого больше опыта иногда может очень помочь.
 
- Ты сам делишься опытом? Например, с младшими.
- Стараюсь подсказывать что-то, если хватает знаний тем, кто меньше знает. Последние три месяца выходил на лед с 2006 годом. Надеюсь, моя помощь была полезна. Было интересно. Детям вроде тоже. Замечал, что некоторые начинали пользоваться моими советами и им это помогало. Работа с детьми - это здорово. Дает опыт на будущее, хорошее настроение, помогает отвлечься от проблем. Но мне до тренера ещё долго. Сам ещё ребёнок.

- Тренер, работа с которым тебе запомнилась больше всего?
- Юрий Дмитриевич Бондарев. Он тренировал команду в Дмитрове. Два года он меня учил. До сих пор общаемся лично и через соцсети. Недавно звал меня в Дмитров. Он мне всегда нравился готовностью дать профессиональный совет, тем, что был заинтересован тем как живет команда вне льда. Тренера вратарей в Дмитрове тоже хотелось бы отметить. Александр Валентинович Сучков очень многому научил.

- Раз уж немного зашла речь о жизни вне льда, расскажи, чем может удивить хоккейный вратарь не на матче.
- Лучше всего, наверное, подойдет история, которая произошла, когда мы были на турнире в белорусском городе Пинск. Во время одной из вечерних тренировок удалось сделать приятный сюрприз горожанам. Каждый вратарь должен уметь жонглировать. Обычное дело. Это упражнение входит и предматчевую разминку, и вообще в любую тренировку. Но обычных людей как правило работа с мячиками удивляет. Наверное, поэтому на той вечерней набережной мы смогли собрать пятнадцать человек на небольшое представление по жонглированию. Люди были в восторге. Особенно дети. Нас конечно приняли за циркачей вначале, только потом, уходя рассказали кто мы и зачем приехали в Пинск. Все очень повеселились, и здорово, что порадовать других на самом деле несложно. По крайней мере для вратаря. Ведь вратарь на то и есть, чтобы уметь то, чего никто не умеет.

- Необычные увлечения есть?
- Шляпы коллекционирую. Есть черная, есть белая, есть на лето. Подбираю к костюму для торжественных случаев.

- Как это вышло?
- Я джентльмен в четвертом поколении.

- Значит, вероятно, у джентльмена есть свои традиции?
- Была традиция. Тоже связанная с головным убором. Раньше всегда на играх сидел в красной шапочке с косичками. Думаю, многие помнят. Потом перестал по просьбе тренера. Но все равно она всегда со мной. Это подарок, который приносит мне удачу и счастье на всех выездах и играх.
Ее необязательно надевать, поэтому её таскаю с собой, как талисман уже четыре года.

- Мы все желаем тебе удачи в спорте, надеемся, что будешь приезжать. Что хотелось бы тебе пожелать тем, кто остается тут?
- Найти свое занятие, которое по душе. В людях просыпаются таланты, когда они находят что-то своё. Тогда появляется возможность делать добрые дела для добрых людей.